Интервью Ξ
29.11.2017
Экс-министр здравоохранения Бурятии Валерий Кожевников: работа министра не сахарная
Экс-министр здравоохранения Бурятии Валерий Кожевников: работа министра не сахарная

Этой осенью после 15 лет работы в качестве министра здравоохранения Валерий Кожевников покинул свой пост по собственному желанию. О том, что стало тому причиной, о новом месте работы и о ситуации в сфере онкологии экс-министр, а теперь главный врач республиканского онкодиспансера рассказал корреспонденту ИА «Восток-Телеинформ» в эксклюзивном интервью. 

- Валерий Вениаминович, почему после 15 лет работы в должности министра здравоохранения республики, вы решили ее покинуть по собственному желанию? Ведь, в отличие от других министров, к вашей работе не было особых нарекании. 

- В любой работе приходит время, когда нужно подводить некие итоги. Работая на этой должности, а я уже не раз говорил, что она не сахарная, а действительно расстрельная, я понял, что на этот пост пора прийти новому человеку со свежим взглядом. Всегда нужно двигаться вперед. За 15 лет работы в качестве министра, пусть это интересная и очень ответственная должность, ты устаешь. Я могу сказать, что мне везло, так как правительство республики и Российской Федерации и первый президент Бурятии, а потом уже два ее главы, поддерживали меня во всех начинаниях в отрасли здравоохранения.  

Что касается отрицательных моментов, они, конечно, тоже были. Прежде всего, они были связаны с материально-технической базой, медицинским оборудованием. Конечно, были и проблемы с кадровым потенциалом. Я начал работать в должности министра в 2002 году, но только в 2013 вся система стала управляемой структурой. Добиться этого было очень сложно, ведь у каждого района республики разные возможности, кадровый потенциал, плюс к этому различная территория, есть свои особенности. Тем не менее, я думаю, нам удалось создать костяк здравоохранения, который сегодня и работает. Благодаря этому нам удалось выполнить те задачи, которые ставит правительство Бурятии, России, министерство здравоохранения РФ. Я могу честно сказать, что результат есть. Единственный показатель, который пока не удается выполнить, это по снижению заболеваемости и смертности от злокачественных новообразований. Он, пусть даже не зависит в глобальном плане от наших действий, остается довольно высоким в Бурятии, хотя и ниже чем по стране в целом. Так, в РФ он 214 случаев на 100 тысяч населения, у нас, в Бурятии, 182. При этом, хочу отметить, что злокачественные и доброкачественные новообразования идут сейчас по одной статистике, отсюда такие цифры. 

- И все же за 15 лет вы наверняка привыкли к такому образу жизни. Сейчас, поменяв его, не жалеете?

-Я учился в медицинском институте для того, чтобы приносить пользу людям. И, несмотря на то, что я много лет проработал организатором здравоохранения, меня всегда влекло и влечет к тому, чтобы работать в практическом звене. Я никогда себя не мыслил без практики. Для меня всегда было в приоритете соотношение администрирования и своей профессиональной деятельности, пускай это была самоподготовка или сертификационные циклы, я всегда считал, что хороший доктор это, прежде всего тот, который систематически занимается, читает, совершенствуется. А сейчас возможностей для этого все больше и больше. Можно даже по интернету, в прямой трансляции смотреть семинары, конференции и так далее. И я глубоко убежден в том, что сегодня в практическом звене стало интересно работать. Придя сюда, я буду делать ставки на кадровый потенциал. А здесь, в онкологии, работают высококлассные специалисты.

Сегодня стоит задача не только в улучшении работы с пациентами, но и атмосферы внутри коллектива. Также необходимо улучшить качество пребывания пациентов и самого медперсонала в учреждении здравоохранения. Потому что рабочие места пока что оставляют желать лучшего, а это можно сделать только тогда, когда будет выстроена или улучшена материально-техническая база. Поэтому скучать мне не придется, работы очень много. 

Кожевников_министр.JPG

- А когда вы возглавляли министерство, вы тоже принимали пациентов, как врач-кардиолог?

- Я и принимал людей и помогал людям. Раньше, работая на станции скорой медицинской помощи, занимался кардиологией, занимался анестезиологией и реанимацией. Были такие случаи, когда я оказывал медицинскую помощь, будучи министром здравоохранения, на дорогах республики, когда были ДТП. Был случай и при новом главе Бурятии, когда мы в ходе рабочей поездки были в Баунтовском районе, так получилось, что пришлось применить свои знания на практике. 

- Можете рассказать об этом подробнее?    

- Мы совершали рабочую поездку с правительством республики в Баунтовский район. Там в селе Романовка Алексей Цыденов должен был посетить новый фельдшерско-акушерский пункт и я на место приехал на 15 минут пораньше. И там увидел, что фельдшеры оказывают медицинскую помощь пациенту, у мужчины была острейшая фаза инфаркта миокарда. Я присоединился к бригаде и как раз в это время зашел глава. Я сказал, что пациента бросить не могу, а нужно было оказать помощь в его транспортировке в Забайкальский край, ведь как оказалось, он именно оттуда приехал погостить к нам на север. Мы связались с министром края, медициной катастроф и делали все возможное для спасения жизни человека и такой случай не единственный. Как-то мы ехали на отдых и видели аварию в Баргузинском районе, там было ДТП с молодыми девушками. Тогда я тоже не смог проехать мимо, мы оперативно вызвали бригаду врачей из Прибайкальского района, оказали пострадавшим медицинскую помощь. Ну, а потом они, эти девчонки, как-то подарили мне торт под Новый год. И не то, чтобы я этим горжусь, это другое, это моя работа. И что касается консультаций, то я всегда их вел и буду вести, потому что очень люблю практическую работу и без этого жить не могу. 

- А есть, скажем, три вещи, которыми вы гордитесь – из того, что вам удалось сделать на посту министра?

- А почему только три? (Смеется) Ну, во-первых, теперь Бурятию знают и я рад, что за такой промежуток времени, все-таки у нас побывал министр здравоохранения Российской Федерации, это здорово. Второе, мы проводили важнейший симпозиум, ну и, в-третьих, я благодарен за то, что Минздрав России всегда поддерживал министерство здравоохранения Бурятии во всех начинаниях. 

- А есть ли поступки, за которые стыдно или быть может, которые хотели бы исправить?

- Стыдно, наверное, за то, что, когда я пришел работать на пост министра здравоохранения, мне хотелось сделать все быстро, а решение вопросов требует определенного промежутка времени. И еще я порой ошибался в назначениях. 

- Вы уже объясняли, почему отказались от престижной должности в Москве, в полпредстве и решили остаться в Бурятии. Расскажите, почему для дальнейшей работы вы выбрали именно онкодиспансер? Тем более, клиникой руководил ваш же учитель, Александр Петрович Перинов?

- Да, с Александром Петровичем мы знакомы очень давно. Когда я проходил ординатуру в 1985 году, он работал в больнице скорой медицинской помощи, то есть действительно, мой учитель. Он профессионал своего дела и, несмотря на то, что он прекрасно руководил диспансером на протяжении более 30 лет, преемственность между нами была соблюдена. Поступали и другие предложения, но была поставлена задача продолжить строительство онкодиспансера, найти для этого возможности. Потому что ранее диспансер не стоял ни в какой программе, мы его строили на 2 миллиарда 200 миллионов внепрограммных денег. Учитывая значимость и онкологической службы, я принял решение прийти именно сюда. Тем более что этот год объявлен годом борьбы со злокачественными образованиями.   

цыденов_кожев_голков.jpg

- Каковы ваши первые впечатления от нового места?

- Здесь классный коллектив. Я считаю, что сейчас просто надо сплотить коллектив своей энергетикой и, может быть, делами. Я всегда считал и буду считать, что когда приходит новый человек в коллектив, кто бы он ни был, а тем более бывший министр, коллектив всегда с настороженностью смотрит на него. И чтобы стать своим, как раз надо своими делами показать, насколько ты хороший руководитель, насколько ты можешь встать за своих коллег горой и сделать все возможное. Нужно решать вопросы не только с пребыванием медработников на своем рабочем месте, но и наверное какие то бытовые вопросы, домашние проблемы. Когда, например, у нас есть специалисты, которые не могут устроить своих детей в садик, нужно обязательно помочь, потому что, как правило, это молодые специалисты, терять которых совсем не хочется. И я сейчас говорю не только о врачах. Например, я всегда считал и буду считать, что главная медсестра, старшая сестра и сестра хозяйка - это те лица, которые делают комфортное пребывание наших пациентов, и их состояние напрямую зависит от того, как они будут работать.  

- Вы говорите, в Бурятии сложная ситуация с онкозаболеваниями. Как понять человеку, что он болен раком? Как выявить его на ранних стадиях? Ведь в таком случае шансов на выздоровление гораздо больше?

- Во-первых, я считаю, что человек сам себе хозяин и должен сам отслеживать свое здоровье, ведь медики медиками, а жизнь-то его. А между тем, несмотря на все диспансеризации, которые есть, несмотря на взаимодействие работодателей с амбулаторно-поликлинической службой, которые сами заинтересованы в прохождении медосмотров, в большой части случаев к нам попадают люди с уже запущенными заболеваниями. Потому что обращаются к врачу, как правило, когда уже появились симптомы и дискомфортное состояние, а в таком случае уже бывает поздно. Если появились астено-вегетативные синдромы, то есть слабость, недомогание, потливость и так далее, то человек сразу же должен обратить на это внимание медработника.

Сегодня женщинам после 25 лет в обязательном порядке нужно проходить маммографию, то же касается и профилактики рака шейки матки. То есть это - в обязательном порядке проверка у гинеколога. Если брать мужчин после 30 лет, то это профилактика болезней предстательной железы. Обязательное посещение андролога, уролога. Если говорить о кишечных заболеваниях, то там существует рак прямой кишки, а значит, нужно обязательное посещение проктолога в профилактических целях. Рак легкого нужно выявлять, проходя ежегодно в обязательном порядке  флюорографию. Особенно это касается тех, кто работает на предприятиях со специфическим производством, например горячие цеха. Здесь обследоваться нужно 100%. Что касается рака желудка, то тем, кому за 35 лет, надо делать обследование желудка с целью профилактики. В любом случае предвестники есть.

- Насколько республика сегодня обеспечена лекарствами в части онкологии?

- По наркотическим препаратам вообще проблем нет.  Есть проблемные вопросы, связанные с препаратами высоких технологий. К сожалению, надо прямо сказать, что эти лекарства, как правило, импортного производства, российских аналогов нет.  Стоимость таких препаратов, конечно, высокая, но в данной ситуации это буквально означает продолжительность жизни.  Я благодарен сегодня государственной программе и  республиканскому бюджету, которые занимаются этим вопросом.

- Когда будет достроен онкодиспансер?

- Мы ждем сейчас распоряжение правительства России. Мы получили информацию, о том, что министерство финансов одобрило проект строительства с финансированием в три ближайших года. Так, в 2018 году предполагаемая сумма, которую нам дадут на строительство из федерального бюджета, это 734 миллиона, плюс еще республика выделит какую-то часть. Этого нам хватит, чтобы достроить сам онкологический диспансер. Затем в 2019-20 годах будет выделено по миллиарду финансовых средств на строительство стационарной части. Нужно смотреть, сколько финансовых средств пойдет на строительство, монтажные работы, сколько на медицинское оборудование и так далее. Потому что других денег просто нет, и вряд ли еще будут, поэтому выделенные средства нужно распределить максимально рационально.

- Валерий Вениаминович, а как вы сами лечитесь? Обращаетесь к врачу или самостоятельно?

- В министерстве здравоохранения мы тоже строго проходим диспансеризацию. В частности, сейчас мы проходим ее в первой поликлинике. Мы также проводим вакцинацию среди медицинских работников, и я в том числе, туда хожу, ставлю прививки. Сам я приписан к поликлинике №6 по месту жительства, туда обращаюсь в случае необходимости.

- Ну, допустим, у вас запершило в горле, кружится голова и еще какие-нибудь симптомы, что в этом случае вы делаете?

- Думаю, что с этими симптомами я справлюсь, учитывая свой опыт работы. Что касается обследования, то я считаю, что да, действительно, мы в обязательном порядке должны сдавать кровь на общий анализ, биохимию. Флюараграфию нужно проходить раз в год, УЗИ.

- Сколько у вас детей и пошли ли они по вашим стопам?

- Не все. Старший сын у меня менеджер, он работает во Владивостоке, его зовут Евгений. Дочь Екатерина пошла по моим стопам и сейчас работает в Новосибирске врачом рентгендиагностики, правда, сейчас в декрете. Младшая дочка сейчас заканчивает 11 класс, но тоже по моим стопам не пойдет. Я не хочу навязывать свою точку зрения, и никогда этого не делал, в вопросе выбора профессии. Считаю, что свою профессию надо любить, быть ею очарованным. Профессия врача считается красивой, но в то же время нужно понимать, какая ответственность ложится на плечи доктора.  Это та специальность, которая требует полной отдачи и постоянной работы.

Алена Рябова, Восток-Телеинформ.